Образовательно-энциклопедический портал
"Живая планета"
Природа, животный и растительный мир,
биология, человек и окружающая среда.

    

ПОИСК:  
 Шрифт 
 




    

Главное меню

    


Нас читает весь мир:




    

Облако тегов

    
животные 2, кошки 5, эволюция 2, собаки 7, насекомые 3, экология 4, Осень 3, птицы 12, овощи 17, змеи 3, наука 30, растения 38, земноводные 1, ягоды 2, биология 25, цитрусовые 1, обезьяны 4, Зима 3, дарвинизм 6, Весна 3, грызуны 1, лекарственные растения 12, дельфины 7, млекопитающие 16, сумчатые 1, ядовитые растения 3, исчезающие 6, планета 1, Лето 3, вода 11

    

Самое популярное

    


    

Ваши закладки

    
 У вас пока нет закладок (только для зарегистрированных пользователей).





Как живут мартышки.


Тема: Рассказы о животных
Обновлено: 27.01.2011 - 04:46

В Восточной Африке эти очаровательные создания с чёрными грустными мордашками встречаются путешественникам чаще других животных. Они везде: в парковой саванне, в лесу, на берегу океана, в отелях, в зоопарках. Это конечно же саванновые, или зелёные, мартышки, самые интересные и весёлые из рода мартышек. Но даже такая наполненность ими жизненного пространства никак не приближает нас к познанию тайн их жизни. О том, как мартышки существуют в природе, известно крайне мало.

Рассказывает кандидат биологических наук Василий КЛИМОВ.

МартышкаМне пришлось наблюдать зелёных мартышек в разных условиях, в основном в дикой природе. В Африке их более 20 подвидов, и обитают они там на огром­ной территории — от южной границы Сахары до южной оконечности континента. Мартышки, о которых я хочу рассказать, относятся к восточноафриканским гриветкам (Cercopithecus aethiops) и верветкам (Cercopithecus pygeruthrus). Размером они чуть больше кошки, спина оливкового цвета, живот белый, а чёрная мордочка обрамлена белой опушкой и бакенбардами, что придаёт им важный и в то же время уморительный вид. Характер у них лёгкий, весёлый и где-то бесшабашный.

Зелёные мартышки, не­сомненно, дети лесов. У них фантастическая координа­ция, гибкость и ловкость. Че­тыре конечности (строение нижних повторяет строение верхних) позволяют чув­ствовать себя в гуще ветвей тропического леса как дома. День они проводят в поисках пищи в саванне или в город­ской черте возле отелей и свалок, а на ночь прячутся в гуще ветвей огромных пло­довых деревьев — сикомор.

Жизнь мартышки прово­дят по большей части сидя или в движении — ходят на четырёх конечностях или «летают» с ветки на ветку. Основные стимулы, застав­ляющие мартышек действо­вать, — конкурентная борьба за пропитание, за место на возвышенности, за по­ложение в группе, за право воспитывать детёнышей, а также борьба с хищниками, палящим солнцем и пара­зитами.

Я наблюдал за жизнью зелёных мартышек в одном из африканских заповедни­ков. Семья обитала в боль­шом вольере, отделённом от остального мира сетча­тым забором. Она состояла из трёх взрослых — отец с матерью и старший сын — и детей — две годовалые дочери и новорождённый сынишка. Глава семейства по имени Ришар характером спокойный, неторопливый и величественный. Свою су­пругу, застенчивую Зизи, он никогда не обижал, бывало даже снисходил до общения с нею и с новорождённым по имени Сим. Взрослый сын Пьер был предоставлен сам себе, а дочери, Мими и Коко, в основном вертелись вокруг матери.

Основные баталии раз­ворачивались между до­мочадцами вокруг корма и всего того, что может быть съедено. На шкурку от банана все реагировали негативно: отшвыривали её в сторону, считая, види­мо, себя обманутыми. Лимон, завёрнутый в марлю, Мими долго разворачивала маленькими пальчиками, потом пробовала на вкус и отбрасывала с миной яв­ного отвращения. Такая же участь ждала и грейпфрут. Дети играли им «в футбол», гоняя по земле. Помню, Ришар, повертев «в руках» чёрствую корку от булки, сунул её в лужу, размочил, а потом спокойно съел. В другой раз сестры, получив подгоревший хлеб, начали по кусочкам отковыривать горелые корки и выбрасы­вать их.

В отличие от павианов у зелёных мартышек нет жёсткого диктата родите­лей. Я наблюдал, как члены семьи брали протянутый им корм, а Ришар не противо­действовал этому и не вы­рывал кусок у детей изо рта. Получив банан, Мими или Коко стремились уединить­ся. Очищали банан от кожуры и постепенно съедали. Я видел, как мартышки про­сили отца отдать им лакомый кусочек. Они тянулись к его рту лапками и губами. Это трогательное зрелище ино­гда заканчивалось настоя­щим самопожертвованием, столь невероятным в среде обезьян. Как-то Ришар отдал банан дочке, а та поделилась с сестрой кусочком банана! У других приматов такое про­сто невозможно.

Полгода мама носит на животе растущего малыша.Центром притяжения в се­мье была мать с новорождён­ным детёнышем, который всё время висел на её животе, крепко держась за шерсть. Свой «крест» обезьяньи мате­ри, ввиду отсутствия бабушек и яслей, носят на себе около полугода. Когда Зизи пере­мещается по земле, она одной рукой поддерживает Сима, так что получается, что идёт она на трёх ногах. Несколько раз ви­дел, как мать перескакивала с ветки на ветку с помощью всех четырёх конечностей, а Сим сам держался на её животе. Когда Зизи сидела спокойно, малыш присасывался к груди. Всего у мартышек два соска, расположенных почти посре­дине живота. Мать тщательно обследовала шёрстку своего дитя, перебирая её пальца­ми. Вокруг них кружилась вся семья. Дети время от времени стремились подойти к Зизи, пообщаться с ней и с Симом. Они рвались потрогать ма­лыша, но мать закрывала его телом, и тогда старшие дети начинали что-то выбирать в её шерсти. К ним присоединял­ся отец, и вот уже вся семья сидела рядком и выкусывала друг у друга из шерсти то ли кристаллики соли, то ли блох, но главное, что дело устраивало всех и они могли заниматься им очень долго. Зоологи называют это занятие грумингом. Он способствует налаживанию дружеских свя­зей , у обезьян это важная часть их социальной жизни. Парами, тройками, четвёрками они неустанно вычищают шерсть друг у друга.

Брат делит апельсин на кусочки и даёт понемногу сестрам.Зачастую груминг под­талкивает мартышек к об­следованию гениталий, но мартышек отличает то, что они не спариваются, когда им заблагорассудится. Эти моменты определяет физио­логия животных — созрева­ние яйцеклеток. Тогда самка сама подставляется самцу, пригнув голову к земле. Зизи выбирала «для любви» только Ришара, считая всех осталь­ных недостойными. К малышу Ришар относился индиффе­рентно, не считая его объек­том, достойным своего вре­мени и внимания. Большую часть времени он искал корм или отдыхал, философски поглядывая вдаль. Казалось, для полной гармонии ему не хватало только газеты.

Сестёр Мими и Коко, как будущих женщин, притяги­вало к малышу как магнитом. Они стремились потрогать его, погладить или хотя бы пососать его ухо — большое, розовое, оттопыренное. Се­стры пытались взять Сима на руки, прижать к себе и, как только представлялся удобный момент, похитить. Несколько раз Мими и Коко утаскивали его. Поскольку малыш отчаянно сопротив­лялся, верещал и выскаль­зывал, конечно же он ока­зывался у них в руках вверх ногами. Сообщницы на ходу старались перехватить его поудобнее, но им мешали торчащий хвост малыша и дёргающиеся ножки. Мать, обнаружив пропажу, броса­лась в погоню и отнимала у дочерей своё сокровище.

Мартышки с любопытством изучают друг друга, встав на задние конечности.Когда Зизи поглощала еду, то ослабляла своё ма­теринское внимание и Сим на какое-то время оставался предоставленным сам себе. Ему надоедало висеть на животе матери. Сим тихо сползал на землю и стремил­ся обследовать траву, листья, ветки. Как и все дети, он тянул их в рот. А однажды я видел, как Сим слез с живота Зизи, пробрался мимо её ноги и хотел забраться ей на спину. Это была попытка «оседлать» мать. В процессе взросления он ещё долго будет ездить на ней верхом, подобно заправ­скому всаднику.

Самым непонятным для меня оставался Пьер. Он жил как бы на отшибе, особо ни с кем не дружил. Отец его силь­но не обижал, как это бывает, например, у павианов. Он просто его не замечал. Хотя однажды на моих глазах Ри­шар задал сыну трёпку, пова­лив на землю, а тот верещал и отбивался всеми четырьмя конечностями. Главное, чем мне запомнился Пьер, было его восхитительное сальто-мортале, которое он раз за разом проделывал, отталки­ваясь от небольшой стенки, к которой была прикреплена сетка. Что он этим выражал — восторг от полноты жизни или решал жизненный кон­фликт, я не успел понять, но то, что он был очень одинок, я почувствовал.

В то же время Мими и Коко связывала нежная дружба, и они много времени проводили вместе, тихо воркуя и занимаясь шерстью друг друга.

Наблюдая за жизнью групп мартышек на определён­ной территории, можно за­метить, что их интересуют некие «центровые» точки ландшафта. Это могут быть сухое дерево, большой пень. камень и другие наиболее выгодные точки обзора и контроля за обстановкой. Мартышки, претендующие на лидерство, стараются занять именно их. На какие только ухищрения они не идут, чтобы обмануть остальных и водрузиться на заветном «троне». В конце концов дело заканчивается банальной дракой и навер­ху оказывается вожак. По­скольку он не может сидеть там постоянно (ему нужно питаться, наводить порядок, «обламывать» непокорных и т.д.). то в его отсутствие за «трон» сражаются «лично­сти» более низких рангов.

Теперь о конфликтах и агрессии. Их гораздо меньше, чем. например, у павианов, а главным источником напряжённости всегда становится вожак, хотя держится он гораз­до демократичнее, чем у дру­гих приматов. Большая часть конфликтов провоцируется живым характером мартышек, самозабвенно таскающих друг друга «за волосы» в гуще вет­вей или в траве.

Одна из основных состав­ляющих жизни зелёных мар­тышек — полёты. Как вос­хитительно эти «акробаты» летают меж ветвей деревьев, продолжая «разборки», на­чатые на земле. Нередко я на­блюдал, как в игре или драке пара мартышек висит и дёрга­ется в воздухе, сцепив задние конечности в «замке».

Одна из главных слабостей мартышек — мусорные бач­ки. Их они не могут обойти стороной. Неисследованные вызывают у мартышек не­поддельный восторг, и они яростно расправляются с мусором, выкидывая его на­ружу. Мартышками движет не столько голод, сколько их неуёмное любопытство и ин­терес ко всему новому. Отхо­ды же нашей цивилизации их буквально завораживают.

Вспоминается, как однаж­ды в Танзании мы заехали на стоянку пообедать после целого дня езды по просто­рам Серенгети. Как только мы разложили провизию на каменных столах, нас сразу обступили верветки, сидев­шие до этого на крышах на­весов, деревьях и кустах. Они лезли на столы, просили еду и даже пытались её отнять. На их подвижных чёрных «личиках» мелькали попере­менно надежда, просьба и страх. Мартышки мгновенно оценивали ситуацию, но при этом старались не встре­чаться со мной взглядом. Я понял, что они боялись и обходили стороной мужчин.

Но не женщин. Стоило мне на минуту отойти в сторону, как молодая мартышка вскочила на стол, ухватила коробку с едой моей спутницы и за­просто отняла её. Та подняла крик, а я мгновенно восста­новил справедливость. По­няв, что здесь особо ничем не поживиться, мартышки решили учинить настоящий разбой. Они накинулись на баки с мусором, вскрыли их и раскидали содержимое по полянке, выражая свой протест. Один из охранни­ков стоянки схватил палку и кинулся в атаку на обезьян, что заставило тех момен­тально попрыгать на деревья и навесы. Одна мартышка с дочкой, висящей на её животе, пулей взлетела на крышу и оттуда принялась передразнивать людей, сто­ящих внизу, показывая, как мало она нас уважает и даже больше — презирает!

Вообще, любопытство обе­зьян вошло в пословицы. Их стремление исследовать всё и вся я однажды испытал на себе. Потеряв бдительность, я слишком приблизился к мартышкам, и тут же одна из них сорвала с меня очки. Я с огромным трудом отнял у неё добычу, погнув при этом обе дужки. Мартышки долго, с глубокомысленным видом, рассматривали мою оптику и играли с другими предме­тами, попавшими к ним, на­пример со шваброй, которую служитель забыл в вольере. Предмет вызвал чрезвычай­но большой интерес всей семьи и долго удерживал её внимание. При этом самцы старались схватить швабру за палку и унести её прочь, держась на двух ногах, самки же тащили в свою сторону нижнюю часть, пробуя её «на зуб».

Предметы, попадающие мартышкам в руки, застав­ляют их вставать автомати­чески на две ноги. Вот где, как мне думается, заложены истоки нашей с вами «двуно-гости». В её основе — инте­рес к окружающему миру и стремление к единоличному владению его ценностями!

Василий КЛИМОВ
фото автора.

 





 (Голосов: 136)

Просмотров: 10777

 <<- Змеи в мифах и змеи в жизни Ослы-контрабандисты ->>






Гостевая книга Связь

"Живая планета"
ИЗУЧАЙТЕ И БЕРЕГИТЕ ПРИРОДУ !

 

 

Образовательный портал
«Живая планета»

Каталог Природа © KV 2010
О проекте  Добавить в избранное
* Биология, ботаника, история развития жизни. *  
Преподавателю, учащемуся и натуралисту.      
 58.1290    69.7664 {googleplus}