Образовательно-энциклопедический портал
"Живая планета"
Природа, животный и растительный мир,
биология, человек и окружающая среда.

    

ПОИСК:  
 Шрифт 
 




    

Главное меню

    


Нас читает весь мир:




    

Облако тегов

    
грызуны 1, земноводные 1, экология 4, вода 11, наука 30, обезьяны 4, растения 38, дарвинизм 6, Весна 3, животные 2, планета 1, Зима 3, ядовитые растения 3, исчезающие 6, Осень 3, ягоды 2, собаки 7, кошки 5, цитрусовые 1, лекарственные растения 12, Лето 3, дельфины 7, овощи 17, эволюция 2, змеи 3, сумчатые 1, биология 25, птицы 12, млекопитающие 16, насекомые 3

    

Самое популярное

    


    

Ваши закладки

    
 У вас пока нет закладок (только для зарегистрированных пользователей).





Берёза


Тема: Рассказы о растениях
Обновлено: 15.02.2011 - 00:13

«Острою секирою ранена береза, По коре сребристой покатились слезы...»

Милые стихи, которые невольно вспоминаются в весеннем, ещё не одетом прозрачном лесу. И даль­ше:

«Ты не плачь, береза, бедная, не сетуй. Рана не смертельна, вылечишься к лету!»

Березовая роща в Подмосковье.

Плач берёзы начинается иногда самой ранней вес­ной — в конце февраля или в марте — по погоде. С искривленного ствола срываются прозрачные нетороп­ливые капли, и слышно, как они падают в прошлогодние листья. Иной раз морозцем прихватит, и на березе повисают тонкие острые сосульки. Незаметно глазу они растут, медленно, но безостановочно. Ведь корни дерева продолжают работать и гонят вверх березовый сок. И даже в мае, когда березовую рощу припорошит первой прозрач­ной зеленью, а сережки, мотаясь на ветру, сыплют сухой зеленовато-желтой пыльцой, можно видеть березовый сок — он пузырит­ся на свежих пнях.

Ах, весна — хмельная по­ра беспричинной радости и грусти! Остро тянет слад­кой прелью оттаявшей лесной земли, тревожат невнятные весенние шоро­хи — обвалилась в воду кромка льда, чьи-то торопливые перебежки слышны в прошлогодней траве. Да­же уравновешенный горо­жанин в эту пору слегка теряет голову и, оказав­шись в лесу, готов сделать что-нибудь безрассудно ве­сеннее. И ловит ртом то­ропливые капли березового сока. И сам того не ведая, справляет языческий обряд приобщения к весне.

Серёжки   (соцветия)  берёзы.Хорошо, если сок собира­ют из случайного отвер­стия. А многие сами раско­выривают его на живом стволе. Нет, не прав поэт, говоря березе: «вылечишь­ся к лету». Весенние раз­влечения скоротечны, а де­рево, пораненное ради минутной прихоти, начинает болеть. Это не так очевидно лишь потому, что бо­лезнь поражает внутреннюю часть ствола.

А лечебная сила березо­вого сока? Она, несомненно, преувеличена. Судите сами: весною, когда оттаивает земля, начинают активно работать корни дерева и нагнетают в ствол воду, которая поднимается до самой вершины. По пути вода промывает ствол, растворяя отложенный про запас са­хар. Чем дольше путь этой весенней почвенной воды по стволу, тем больше она успевает растворить саха­ра, и потому, чем выше на дереве брать березовый сок, тем он будет слаще. Вот, собственно, и все. Ничтож­ное количество кислот и те самые микроэлементы, которых предостаточно и в водопроводной воде, мало прибавят целебности и вкуса. Другое дело тот «березовый сок», что в пузатых банках заполнил полки ма­газинов,— так ведь в него сыплют лимонную кислоту и сахар (да, такова прозаическая технология его приготовления). Стоят ли несколько глотков сладко­ватой воды, пусть даже и в весеннем лесу, тех не­взгод, что ожидают дерево?

Век берёзы короток — 300 лет. Но такого старого дерева не найдешь в нашем лесу: 100—150 лет стали предельным возрастом для неё. Причина — болезни, которые незаметно, но неуклонно подтачивают дерево; любители берёзового сока — их первые помощ­ники.

Сеянец берёзы очень не­жен и сильно страдает на припеке, легко заглушается травой. В первый год он растет очень медленно, со второго года прибавляет темп, а уж к сорока годам дерево достигает полной высоты. Обычно она невелика — 10—25 метров, но встречаются и выше со­рока.

Корневая система не имеет главного стержня и ши­роко разветвляется, уходит вглубь, но множество корней расходятся и почти горизонтально близ поверхно­сти почвы. Потребляя боль­шое количество воды, бере­за этими горизонтальными корнями высушивает почву так, что иногда вблизи де­рева (особенно с южной стороны) ни другие деревья, ни кустарники не растут, да и трава — лишь самая выносливая к сухости. Береза сильно истощает почву.

У молодой березки кро­на — как пламя свечи, но с возрастом она меняется: ветви сильно отрастают и под собственной тяжестью свисают вниз иной раз до самой земли. Почти лишен­ные механической ткани, они потеряли упругость, и ветер играет ими, перебирая, раскачивая, сбивая на сторону послушные зеленые космы. А они лишь шумят на ветру: то тихо, невнятно, то протяжно, с каким-то гулким напевом, то частят тревожно, будто вестники близкой беды. И если есть у лета свои запахи, то, бесспорно, есть и звуки. И непременный среди них — березовый шелест. Он тем более привычен, что само дерево, можно сказать, все-проникающе — берёзы растут повсюду.

Они мирятся с любой почвой и любой влажно­стью; кажется, они могут расти и вовсе без почвы: зелеными стайками они поднимаются на обветшалых кирпичных стенах, на кар­низах крыш, на куполах заброшенных церквей. Ве­тер заносит туда березовые семена горстями, одно-два и приживутся, отыскав кро­хотным корешком непри­метную щель. И растут де­ревца, довольствуясь ма­лым.

На рисунке: ветка цветущей берёзы с мужскими (1) и женскими (2) сережками. Мужское (3) и женское (4) соцветия.Как и у большинства на­ших деревьев, березовые семена рассеивает ветер: трехдольные чешуйки с при­крепленным снизу крылатым семенем устилают сырую землю, золотистой пен­кой накрывают осеннюю воду, пестрым ситцем за­стилают снег в лесу — созрев к концу лета, они осыпаются до самой весны.

Березовые перелески пронизаны солнцем; сквозная крона берёзы будто проши­та его лучами, и солнечные зайчики мечутся среди вет­вей и травы, наполняя все светлой праздничной суе­той. Не оттого ли так любимы березняки, да и само дерево? Береза очень светолюбива, и потому густые вначале березняки с возрастом изреживаются. Это свойство обрекает де­рево на гибель в столь привычных нам ельничках-березничках: поселившиеся под ее пологом теневынос­ливые ели, тихонько под­растая, вытягиваются и за­крывают солнце — берёза погибает.

Этот извечный процесс смены пород в нашем лесу занимает примерно сотню лет. Налетевшие в изобилии семена берёзы засевают открытые места — вырубки, опушки, заброшенные паш­ни. Оглянуться не успеешь, как поднимется густой березнячок. А под его защи­той поселится ель: она-то не может выйти на откры­тое место, ибо ее сеянцам нужна защита и от замо­розков, и от весеннего солнца.

У нас чаще увидишь бе­резу как вторичную поро­ду (растет на месте выруб­ленных); с неумолимой убе­дительностью она свидетельствует о нарушенности при­родной растительности. Яр­ко-зеленые березовые ква­драты среди темной зелени кедровников или ельников всегда на месте старых порубок.

Шире других у нас рас­пространены два вида берез — повислая и пушистая; виды настолько близки, что иной раз и специалиста смущают сходством. У пу­шистой берёзы молодые побеги, да и листья одеты густым коротеньким пуш­ком, и места для жизни она выбирает посырее, чем по­вислая. Стволы этих берез туго затянуты в белый ат­лас бересты и только внизу одеты грубыми наростами черной корки. Это одна из них «во поле стояла», это они разбежались по косогорам «Весны священной» Н. Рериха, они сжимают душу сладкой тоской в есе­нинских строках, они чутко вскипают шелестом при малом ветре, они пестрят слева и справа, когда авто­бус мчит авиапассажиров из Домодедова в столицу; они разбегаются перелеска­ми по рязанским косого­рам; они же образуют и колки в Сибири — березовые островки среди степи. Их нельзя не заметить: березовые леса занимают в нашей стране третье ме­сто по площади (после лиственничных и сосновых).

Но есть множество других видов берез, и белокорых среди них немного — чаще стволы одеты серой, коричневатой, желтой и да­же черной корой. И даже если мы не будем касаться берез Юго-Восточной Азии и Северной Америки (а там их немало — род широко распространён в северном полушарии), а захотим назвать только лишь отечественные виды, так и тех немало — всех не пере­числишь.

Карликовая березка, обыч­ная в нашей европейской тундре, встречается изредка и под Москвой на мохо­вых болотах — здесь она по пояс, а в горной тундре — по щиколотку. Столетние деревца распластаны по камню кружевным узором из ствола, ветвей и круглых, как монетки, маленьких листьев. В тундре эта карликовая березка, ни­когда не поднимающая вет­вей выше уровня зимнего снега, образует своеобраз­ный тип растительности — ерники.

А темнокорая берёза Эрмани, которую называют каменной (по свойствам древесины), обычна у нас на Камчатке и кое-где в Приморье. А встречающаяся в культуре далекарлийская (из Скандинавии) с разрезным узорчатым листом? А обычная на Дальнем Востоке даурская береза в шубе лохмотьев, одевающих ее ствол? А ку­старниковые берёзы (Медведева, Радде, мегрельская), растущие в высокогорьях Кавказа? Все это редкие, убывающие в своей числен­ности виды.

Шесть видов берез зане­сено в Красную книгу.

...Чистый печальный голос пастушеского рожка на заре — кажется, эта пасто­раль навсегда ушла в прош­лое. Но искусство влади­мирских рожечников имеет поклонников и сегодня (не только у нас, но и за рубежом). Береза и поныне играет заметную роль в на­шей жизни, хотя ранее она, конечно, была большей. Начать с этой самой бере­сты, из которой делались не только известные на весь мир музыкальные рожки.

«Дай коры мне, о береза! Желтой дай коры, береза! Я свяжу себе пирогу, легкий челн себе построю, И в воде он будет плавать...» — этот образ полон не только поэзии, но и кон­кретного делового смысла: березовая береста совершенно не пропускает воды (и воздуха также!), и потому тщательно сшитые (березо­выми же корнями), просмо­ленные по швам березовые ладьи долго служили не только Гайавате и его на­роду, но и у нас в Отечестве.

Береста необыкновенно прочна и с трудом поддает­ся гниению, даже если ока­залась в земле. Благодаря этому её свойству мы стали обладателями замечатель­ной коллекции писем и разных документов на бе­ресте, найденных во время раскопок в Новгороде. Ис­пользовать бересту для письма человек научился давно — известны древние китайские тексты (в Китае береза — обычное дерево), в Национальном музее Ин­дии (Дели) выставлены сан­скритские тексты на бересте.

В России, однако, более известны различные подел­ки из бересты — туеса, пле­теные короба разного раз­мера, формы и назначения, ларцы и шкатулки с узор­чато вырезанной берестой. Сейчас они ценятся более как произведения народно­го искусства (к сожалению, едва не угасшего), прежде же были непременными в обиходе.

Береза дает лучшие дро­ва и служит основным источником дегтя, а ее мяг­кая белая древесина прекрас­но режется и полируется и потому незаменима в то­карном деле и мебельном производстве.

Особенно популярна так называемая карельская береза. Своеобразна текстура древесины — волокна её смяты, спутаны, среди них темнеют пятна, рисунок ни­когда не повторяется, и цвет меняется от светло-золо­тистого до глубоко-коричне­вого; она безупречна в поли­ровке. Карельская береза всегда высоко ценилась краснодеревщиками и шла на самые парадные и до­рогие поделки — мебель, шкатулки, отделку помеще­ний. В Финляндии карель­ская береза ценится выше всех остальных растущих там пород дерева, и потому в 1949 году, когда в Хельсинки проходил Международный лесной конгресс, перед зданием университета была высажена памятная карельская березка. Приро­да неправильного разраста­ния древесины, что и дает эффект «карельской берёзы», не совсем ясна до сегодняшнего дня. Преобладает представление о гор­мональной ее причине. Научились разводить эту свое­образную форму обыкно­венной повислой берёзы, выращивая посадочный ма­териал в теплицах.

И куда ни обернись — всюду вокруг нас береза: березовая фанера, березо­вые лыжи, березовые дро­ва, березовый деготь, бере­зовая сажа (следовательно, чернила, краски и т. д.), березовые почки и сережки (лекарство), берёзовые ве­ники, наконец! Но всего лучше живое дерево. С контуром редкого изящества, со своим «голосом», дерево большой задушевности, ставшее символом России.

Кандидат биологических наук Г. Г РОСКУРЯКОВА

 





 (Голосов: 55)

Просмотров: 22799

 <<- Ядовитые растения О пользе малины ->>






Гостевая книга Связь

"Живая планета"
ИЗУЧАЙТЕ И БЕРЕГИТЕ ПРИРОДУ !

 

 

Образовательный портал
«Живая планета»

Каталог Природа © KV 2010
О проекте  Добавить в избранное
* Биология, ботаника, история развития жизни. *  
Преподавателю, учащемуся и натуралисту.      
 65.4026    75.6512 {googleplus}