Образовательно-энциклопедический портал
"Живая планета"
Природа, животный и растительный мир,
биология, человек и окружающая среда.

    

ПОИСК:  
 Шрифт 
 




    

Главное меню

    


Нас читает весь мир:




    

Облако тегов

    
экология 4, млекопитающие 16, обезьяны 4, грызуны 1, дельфины 7, исчезающие 6, лекарственные растения 12, птицы 12, растения 38, Весна 3, животные 2, цитрусовые 1, насекомые 3, наука 30, змеи 3, биология 25, кошки 5, сумчатые 1, Лето 3, Зима 3, земноводные 1, Осень 3, ядовитые растения 3, дарвинизм 6, ягоды 2, собаки 7, вода 11, планета 1, эволюция 2, овощи 17

    

Самое популярное

    


    

Ваши закладки

    
 У вас пока нет закладок (только для зарегистрированных пользователей).





Эволюция... теории Дарвина!


Тема: Исследования учёных
Обновлено: 28.11.2010 - 06:21

Чарльз ДарвинВ 1969 году при подготовке юбилейного столетнего издания основного труда Чарльза Роберта Дарвина «Происхождение видов путем ес­тественного отбора» тогдашний директор Институ­та содружества по биологическому контролю в От­таве, известный канадский биолог У. Р. Томпсон написал в предисловии:

«У учёных нет единства по проблеме эволюции. У многих из них возникли известные сомнения не только относительно причин эволюции, но и относительно самого процесса. Как известно, расхождения возникают там, где бывают неудовле­творительными доказательства, не позволяющие сделать какого-то определенного вывода. Считаю справедливым и уместным обратить внимание научной общественности на известные разногласия по поводу эволюции и естественного отбора».

Характерно, что сам Томпсон считался в науч­ных кругах вполне добропорядочным эволюциони­стом, не придерживавшимся креационистских взглядов. Ученый просто подвел итоги бескомпромиссной «столетней войны» между дарвинистами и сторонниками теории творения, которая началась сразу же после публикации «Происхождения ви­дов». Продолжается эта война и сейчас...

Не стану утверждать, что дарвинизм и дарвинисты испытывают особенно большие затруднения именно сегодня. С резкой критикой книги «Происхождение видов» выступали не одни только религиозные фундаменталисты, но и авторитетнейшие зоологи, биологи, палеонтологи, ботаники, натуралисты и философы сразу же после выхода сего тво­рения в свет.

И тогда, и сейчас ортодоксальные эволюционисты защищали и защищают дарвинизм по принципу «сам дурак», хотя к своей величайшей досаде не мо­гут не согласиться с тем, что в нём полно пробелов, нестыковок, зияющих брешей и откровенных подтасовок.

В 1982 году известный лондонский журналист Кристофер Букер опубликовал в Times статью «Эволюция теории», перепечатанную позднее многими газетами — от Парижа до Йоханнесбурга.

Знаменателен тот факт, что сам Букер многие годы был известен как ярый приверженец эволюционизма, однако и он не мог не признать, что книга, получившая широчайшую известность, не содержит ничего, хотя бы отдаленно напоминавшего разъясне­ния относительно происхождения видов!

Теория, писал Букер, была просто великолепна, привлекательна, доходчива и проста. Беда в том, что и столетие спустя после смерти Дарвина наука не имеет ни одного доказуемого или хотя бы более или менее правдоподобного представления о подлинных механизмах эволюции...

За год до нашумевшей публикации Букера в июньском номере журнала New Scientist известный британский публицист Майкл Рьюз писал: «Все больше и больше учёных, причем осо­бенно много их среди эволюционистов, утверждает, что эволюционная теория Дарвина не является научной теорией в строгом значении этого слова». Ясного ответа на вопрос, какие же механизмы были задействованы природой для сотворения жи­вой материи из неживой, у современного эволюционизма нет. Защитники теории самозарождения жизни вынуждены быть догматичными, иначе про­киснет весь их «первичный бульон», точнее, развалится, как карточный домик, сам дарвинизм.

В 1953 году студент Чикагского университета Стенли Миллер провёл эксперимент, ставший классическим. Теперь на него ссылаются и защитники, и противники теории эволюции. Миллер пропустил электрические заряды через «атмосферу», состояв­шую из водорода, углеводорода, метана, аммиака и водяных паров. В результате образовалось несколь­ко аминокислот, достаточных для построения примитивного белка.

Точно такой же эксперимент провёл в 1913 году скромный немецкий фармацевт Вальтер Леб, работавший в химическом отделении больницы Вирхова. Леб утверждал, что в результате проведенного опыта им была получена аминокислота гликокол, кроме того, попутно образовались сахар и формальдегид — ключевое соединение, необходимое для образования жизни.

Однако всемирно известным стал американец Миллер, а не немец Леб или серб С.М. Лозанич, проводивший аналогичные биохимические эксперименты в Королевской Сербской академии наук в Белграде ещё в 1897 году

В результате эксперимента Стенли Миллер получил 4 из 20 аминокислот, необходимых для возникновения жизни. Отметим в скобках, что и пятьдесят лет спустя не удается получить всего необходимого аминокислотного набора в тех условиях, которые можно было бы считать вероят­ными.

Миллер считал, что состав атмосферы в его барокамере соответствовал «первичной атмосфере» Земли. Синтез биологически значимых соединений, утверждал он впоследствии, возможен только в восстановительных условиях. Камень преткновения в том, что без свободного кислорода в атмосфере аминокислоты были бы уничтожены космическим излучением, а при наличии кислорода в воздухе они бы никогда не образовались...

Какова вероятность того, что аминокислоты, образовавшиеся в атмосфере Земли в «потоках искр», благополучно осели в океан и образовали там «первичный бульон»? Вероятность эта не просто ничтожно мала, а абсолютно невероятна! Та же са­мая энергия, которая расщепляла в первичной атмо­сфере простое соединение CH4 с H2O и NH3, рас­щепила бы и аминокислоту любой сложности.

Кстати говоря, ещё во время своего эксперимен­та Миллер обратил внимание на то, что «кирпичики мироздания» не распадаются на составные части только в том случае, если достаточно быстро вывести их из зоны разряда.

Жизнь зародилась в воде, повторяем мы заученную со школьной скамьи фразу, не отдавая себе отчета в том, что это невозможно по определению. Если даже допустить, что образовавшиеся в атмо­сфере аминокислоты каким-то образом избежали губительного воздействия космического излучения и «спрятались» на дне океана, то они оказались бы в далеко не дружелюбной среде.

Даже каким-то образом «найдя» источник энер­гии, необходимый для активации последующих био­химических реакций, а сделать это на глубине было бы крайне затруднительным, наши четыре аминокислоты столкнулись бы с противодействием вод­ной среды, не благоприятствующей полимериза­ции, то есть образованию сложных молекул из простых. Поэтому гораздо более вероятным пред­ставляется не спонтанный синтез, а спонтанное рас­творение — деполимеризация.

Сомневаются химики, сомневаются физики. Сомневаются биологи, сомневаются палеонтологи. Палеонтологическая летопись смущала ещё Дарви­на, потому что соответствовала его предсказаниям и гипотезам, мягко говоря, не в полной мере. Свидетельств медленного перехода одной ископаемой группы организмов в другую в его время не было.

Нет их и сейчас. Более того, ископаемый мате­риал, приводившийся раньше в защиту теории эво­люции, теперь оборачивается против неё... Недос­тающие звенья палеонтологической цепи, которые, как нас уверяли дарвинисты в течение последних 150 лет, вот-вот будут обнаружены, так и не на­шлись.

«...Отчего же не переполнены ими каждая геологическая формация и каждый слой?— вопрошал Чарльз Дарвин в "Происхожде­нии видов". — Геология не открывает нам такой вполне непрерывной цепи организ­мов, и это, быть может, наиболее очевид­ное и серьезное возражение, которое мо­жет быть сделано против моей тео­рии...

(...) ...Многие палеонтологи указывали на внезапное появление в разных формациях целых групп видов как на роковое возра­жение, опровергающее мнение об изменяе­мости видов...

(...) ...Есть ещё другое подобное же затруднение и притом ещё более серьезное. Виды, принадлежащие к различным глав­ным отделам животного царства, вне­запно появляются в самых нижних из тех слоев, в которых нам известны органиче­ские останки...»

Палеонтологическая летопись смущает и современную науку. Более того, в настоящее время она свидетельствует не столько в пользу эволюционизма, сколько против него. Миллионы ископаемых останков, обнаруженных со времени Дарвина, указывают на то, что никаких переходных форм от одной группы живых организмов к другой попросту не было.

Объяснять отсутствие пресловутого «переход­ного ряда» недостаточностью ископаемого материа­ла по меньшей мере наивно. Его накопилось так много, что тех десятков миллионов ископаемых, об­наруженных, определенных и внесенных в между­народные каталоги, хватило бы для заполнения зияющих пробелов в сотнях теорий эволюции, будь они хоть сколько-нибудь достоверными.

Эволюция под вопросом. Сомневаются в ней не одни только учёные, но и те, кто просто потрудился взять в руки нашумевший труд и прочитать его хотя бы по диагонали. Не считал эволюцию очевидной и самый известный её сторонник — Чарльз Дарвин! Точнее, он-то прекрасно отдавал себе отчет в спор­ности многих положений своей теории и ее общей недостаточности, когда писал в заключении своего скандального труда:

«Есть величие в этом воззрении на жизнь с её различными силами, изначально вложенными творцом в незначительное число форм или только одну!»





 (Голосов: 17)

Просмотров: 6171

 <<- Что мамонт ел на обед? Чарльз Дарвин. Вокруг света на «Бигле». ->>






Гостевая книга Связь

"Живая планета"
ИЗУЧАЙТЕ И БЕРЕГИТЕ ПРИРОДУ !

 

 

Образовательный портал
«Живая планета»

Каталог Природа © KV 2010
О проекте  Добавить в избранное
* Биология, ботаника, история развития жизни. *  
Преподавателю, учащемуся и натуралисту.      
 57.4762    60.4535 {googleplus}